Категория: Обзоры Автор: artem_rohimov 24.07.2016 Просмотры: 630
Глава 17.2: "Визит к Младшему" - История Цириллы
03:19

Глава 17.2: "Визит к Младшему" - История Цириллы


Предыдущая глава (17.1): Визит к Младшему

Когда прошло уже больше двух часов с момента ухода допплера Дуду – Цири первая забила тревогу. Она сперва решила, что его схватила храмовая стража, но чтобы окончательно в этом убедиться - попросила Лютика сходить вместе с ней к тому самому злополучному складу, куда она сама отправляла своего друга-низушка, бывшего на тот момент в облике стражника. Там девушка с бардом надеялись отыскать следы пропажи своего друга. Стараясь особо не мешкать, они вышли из дома Хенкеля уже на закате и вдвоём направились в портовый квартал. Цири скрывала лицо под капюшоном своего плаща, а Лютик снова надел свою экстравагантную маску пурпурного цвета, надеясь на то что в таком виде его примут за театрального актёра и не заприметят в нём недавнего грабителя казны Сиги Ройвена. Цири пришлась по вкусу эта его идея, т.к. она была прекрасно осведомлена о том, что в лицо – Лютика знает больше половины города. Избегая патрулей и благополучно добравшись до места, они сразу приступили к осмотру места исчезновения Дуду, пытаясь найти хоть какие-то зацепки. Первое, что бросилось им в глаза это следы недавней драки – кровь на вымощенной камнем улице, недалеко от того места, где находился вход в складской барак. А вслед затем они нашли ещё одну красноречивую улику свидетельствовавшую о похищении их друга-допплера. Не нужно было даже обладать ведьмачьим зрением, чтобы наткнуться на прибитую к воротам амбара записку от У.Младшего.



В ней глава Новиградского преступного синдиката поставил ультиматум горе-грабителям, в котором требовал немедленной передачи всех сокровищ добытых из хранилища Дийкстры в обмен на жизнь Дуду. В противном случае, в той же записке Младший угрожал пытать их дружка нелюдя до тех пор, пока он не выдаст место хранения сокровищ, а после выдать его охотникам за колдуньями за вознаграждение. От таких вестей у Лютика глаза на лоб выкатились и видя всю трагичность сложившегося положения он умолял Цири последний раз помочь ему и освободить их сотоварища. Цири не пришлось долго упрашивать, потому что Дуду для неё был не менее дорог, чем для сумасброда барда, потому как в отличии от последнего отличался хорошей смекалкой и учтивыми манерами. К тому же за то время что они были знакомы она уже успела привязаться к коренастому низушку настолько, чтобы в полной мере считать его своим другом.


Тогда бард поведал девушке что отыскать Младшего они могут на Храмовом острове, в его трёх-этажном особнячке в престижном квартале, где по большей части жили дворяне и зажиточные купцы. Но посовещавшись Лютик с Цири решили, что логичнее всего будет отложить встречу с Младшим до вечера, потому как в это время для них было бы безопаснее всего появляться на улице. А до того трубадур ещё обещал заскочить к своим знакомым и уточнить о том, где в точности Младший держит Дуду. Чтобы узнать об этом ему пришлось просить помощи Франциска Бедлама. По счастью у того как раз был низушек на примете по имени Рико Майерсдорф, его то и отправил Король Нищих к имению Младшего на Храмовом Острове, чтобы разведать обстановку царившую в его поместье.



Ествественно не за бесплатно, в обмен на помощь в этом деле - Лютику пришлось выложить последние кроны что у него были. Однако разведка оправдала надежды и стоила каждой потраченной на неё монеты. Уже вечером к барду наведался Рико и рассказал о том что удалось узнать. Сведения, добытые низушком, были крайне важны и в дальнейшем позволили ведьмачке незаметно подобраться к Младшему и заложнику, которого он пытал. По наступлении темноты Цири с Лютиком в том же самом облике что и ранее, стараясь как можно скорее добраться до назначенного места - слонялись по Новиградским улочкам, при этом скрывались в тени домов и пытались не попадаться на глаза Реданских солдат. Но все эти конспиралогические усилия были тщетны, об их появлении на Храмовом острове были прекрасно осведомлены те, кто за ними следил и желал заманить в ловушку. Естественно бард тогда и представить не мог что всю дорогу за ними будут шпионить люди Менге и храмовники, а как только они доберутся до резиденции Младшего, о их визите станет известно самому главе «охотников за колдуньями» и Натиниэлю Пастоди – на которого кардинал возложил организацию засады для Цириллы у храма Вечного огня. Но об этом позднее. Оба (ни бард, ни ведьмачка) не имели ни малейшего понятия о введённом режиме «комендантского часа», хотя у Цири и вызвало подозрение отсутствие горожан на улицах - она не подала вида и просто списала это на страх людей от очередных карательных проверок  Менге, который часто любил устраивать облавы на чародеев и торговцев запрещёнными магическими изделиями. Так или иначе, уже вскоре оба (и бард и ведьмачка) добрались до переулка, который вёл к поместью Вилли Младшего. Перед тем как туда войти они завязали разговор и решили выработать план как им лучше туда проникнуть, чтобы не переполошить весь город своим внезапным появлением.


«У меня плохие предчуствия.» - сказал Лютик, беспокоясь о том, что втягивает подругу в ещё большие неприятности.

«Успокойся, Лютик. Мы не оставим Дуду в лапах Ублюдка Младшего, да ты и сам это знаешь.» - решительно ответила ему Цири

«Я понимаю.» - отрезал бард, отходя в сторону и погружаясь в размышления – «Но мои предчувствия глухи к доводам рацио, и сантиментами их не заглушить».

Далее фразы Цири в диалогах различаются, автор решил выбрать лишь одну из них наиболее подходящую данному фрагменту.



«У нас всё обязательно получится!» - приободрила его Цири и добавила «Выше голову!»

«Последние слова многих великих людей» - подхватил бард.

Не желая выслушивать очередные философские разглагольствования трубадура, Цири сразу подтолкнула его к основной цели их визита.

«Ты узнал, где держат Дуду?” – прервала она его, взмахом руки давая понять что пора бы уже перейти к делу.

«В комнате на последнем этаже. В той, что с балконом.» - ответил Лютик и кивнул головой в сторону поместья Вилли.



На это Цири с полной уверенностью в голосе заявила: «Я пройду по крыше. А ты жди меня перед домом Ублюдка. Я знаю, что для тебя это трудно, но постарайся не попадаться на глаза.»

Тогда в Лютике тоже взыграл героизм и он ответил: «Если тебя обидят… Ублюдок за это заплатит»

На том разговор был окончен, а Цири сказал про себя «Надо бы залезть на крышу» По счастью оказавшиеся рядом с ними деревянные строительные леса, в том самом переулке где они завязали разговор - пришлись ведьмачке как нельзя кстати. Она влезла на них по лестнице, а затем вскарабкалась по досчатым уступам, которые вели к кровле домов. Умело работая руками и ногами, она ловко и умело миновала все препятствия на пути и взобралась на карниз одного из зданий.



Пробежавшись по крышам домов отделявших её от поместья Вилли Младшего, она ещё раз напомнила про себя, что ей нужно попасть в комнату на последнем этаже, в ту что с балконом. Спрыгнув с крыши соседнего дома на тот самый балкон, Цири тихонько произнесла про себя:

«А вот и балкон. Посмотрим, что внутри.»

Практически сразу она обнаружила окно третьего этажа, то самое, которое вело прямиком в резиденцию Ублюдка. Одним лёгким движением руки она оттолкнула его вовнутрь, так чтобы можно было видеть что происходит внутри и ей предстала весьма любопытная картина происходящего. Сам Ублюдок Младший, собственной персоной, нависший над допплером Дуду и устраивавший ему допрос.



«А теперь, друг мой Додо, я сменю орудие. Это мне прискучило.» - произнёс младший с ехидной усмешкой на лице.

Цири всё это время пристально наблюдала за происходящем опершись двумя руками на оконную раму, пытаясь уловить подходящий момент чтобы проникнуть внутрь и прикончить похитителя.

«Ты долбанный псих, Ублюдок…» - ответил Дуду и тем же тоном его спросил – «Тебе никто не говорил?»

«Нет.» - ответил Младший и продолжил – «Все говорят, что я милашка – когда узнают меня получше.»

В этот самый момент допплер обернулся чтобы глянуть в окно, но Цири там уже не было. Тогда Дуду решил что она и правда пришла к нему на выручку и решил выиграть ещё немного времени чтобы отвлечь Младшего разговором, дабы у Цири была возможность подобраться к ублюдку поближе.

«Значит ты любишь общаться, знакомиться с новыми людьми?» – Спросил его допплер.

«Хе-хе, хочешь меня кому то представить?» - поинтересовался Младший.



И в этот момент Цири уже оказалась у него за спиной. Почувствовав её появление – Младший обернулся и произнёс: «Вот и ты.»

«А ты молодец, что заглянула. Я тебя ждал.» - произнёс Вилли.

Но Цири ничего не ответив лишь взглянула на него гневно и вытащила мечь из ножен, желая поскорее расправится с ним и выручить из беды своего друга. Вслед за этим началась схватка между ней и ублюдком. Меч последнего был смазан ядом, но даже это не остановило ведьмачку в порыве ненависти. Всё что мог сделать на тот момент Ублюдок это произносить отборные ругательства в адрес той, что отвесила ему немалых люлей своим мечём – Ласточкой. Последнее что спрашивал ублюдок, прежде чем его вырубила Цири – это где казна Ройвена. Но ведьмачке некогда было размусоливаться с этим никчёмным бандитом и нанеся ему мощный рубящий удар мечём она повалила его на пол, а затем ещё и пнув со всей силы в живот (со словами «Око за око») – окончательно вырубила его в нокаут, после чего тот всхлипнув  - отключился и потерял сознание.



А Цири, обернувшись к своему другу Дуду – подбежала к нему и принялась развязывать, пока на шум не сбежались подельники Младшего. Не успела Цири развязать путы связывавшие допплера со стулом, на котором его пытал Ублюдок Младший, как на лестнице послышался шум. Дуду обратив внимание на дверь произнёс: «Они Идут…»



А Цири обойдя его со спины подошла прямо к нему и глядя тому прямо в глаза сказала:

«Дуду, вот что мы сейчас сделаем…»



План ведьмачки был следующим: она предложила допплеру скопировать облик побитого ею Ублюдка Младшего, дабы тот имитируя израненного главаря бандитов выбежал на лестничный пролёт и в таком облике смог одурачить прибывших подельников Вилли, выставив себя за их главаря, а затем незаметно покинуть его резиденцию и укрыться в доме Маркграфа (там они и договорились встретиться в случае, если всё пройдёт гладко и с ними ничего не произойдёт).

Как и было условлено – Дуду выскочил из комнаты третьего этажа на лестницу с криком:

«А-а-а… Мочите Девку!»



Для большей убедительности он всё время держался за лицо, т.к. за столь короткий срок облик глваря банды не удалось скопировать в деталях, а узнать его в таком виде могла только Цири. Последнее что успел сделать Дуду прежде чем её подругу окружили трое головорезов младшего - это бросить ей прощальный взгляд и кивнуть – благодаря тем самым её за помощь. Цири же, заметив его стоявшего в дверном пролёте позади наёмников – кивнула ему в ответ, давая понять что рада тому, что всё прошло успешно. После этого Дуду отправился в их тайное убежище - дом Маркграфа и покинул резиденцию как можно скорее, стараясь по пути не вызывать ни у кого подозрений, как только он вышел на улицу – то сменил облик с Ублюдка на Храмового стражника и в таком виде, без происшествий добрался до центра города. Цири же предстояло ещё множество схваток, сперва она расправилась с тремя бандитами, которые прибежали на помощь Младшему. Все трое уже вскоре валялись на полу со смертельными ранениями. После этого ведьмачка спустилась на второй этаж и там также расправилась с бандитами которых было уже четверо, трое мечников и один щитоносец. Впрочем даже такая защита не спасла их от хрупкой воспитанницы Каэр-Морхена, которая в одиночку стоила тысячи, а то и более - разбойников Младшего. Как и в предыдущем случае, уже вскоре бандиты валялись на полу порубленные в смятку. Добравшись до первого этажа, Цири точно также, как и в первых двух случаях разделалась с остатками сброда Ублюдка Младшего и выбежала на улицу.


Здесь её почти сразу же встретили криком подоспевшие подкрепления банды Вилли и Храмовые стражники, из числа тех, что организовывали блокаду Храмового острова для поимки наследницы Нильфгаардского престола. К тому моменту, как Цири покинула владения ублюдка - Менге уже уведомили о том, что знаменитый поэт и Нильфгаардская принцесса находятся на Храмовом острове и что пора приступать к реализации поставленного плана о поимке этой знатной особы любой ценой. Радовид не щадил своих людей, желая только одного – изловить её и упрятать за решётку. А людей Младшего интересовала только награда самого Младшего, которая по их мнению могла бы быть баснословной, если бы им удалось изловить Цириллу, даже в израненном, искалеченном состоянии. Сама Цири прекрасно понимала, что все вокруг только и желают её поскорее прикончить, поэтому лучшее что пришло ей в голову – бежать куда глаза глядят, или по крайней мере туда, куда ещё можно было бежать, где проходы ещё не были перекрыты баррикадами или опущенными решётками ворот. Подбежав к одной из таких, Цири услышала голос Лютика, сказавшего ей что:



«Все ворота закрыли. Нам надо бежать. Бери коня… и к храму!» под последним бард имел в виду храм «вечного огня» на верхушке скалистого острова, на котором располагался элитный квартал Новиграда. К несчастью, там её уже поджидали тяжёлые арбалетчики под руководством Натаниэля Пастоди, которые только и ждали момента изловить Цириллу. Что до коня, то у Цири просто не было возможности его взять, т.к. в тот самый момент её со всех сторон окружали высыпавшие ото всюду стражники, бандиты и прочие наёмники всех мастей, нанятые только для одного – чтобы её изловить. Со всей прытью неслась Ласточка к верхушке острова, она бежала с такой прытью по мощённой дороге, что стук её ног со стороны напоминал топот лошадиных копытц, она старалась не оглядываться, всё время глядела вперёд, пытаясь поскорее добраться до конечно пункта назначения и больше всего на свете ей, на тот момент, хотелось, чтобы весь этот кошмар, вся эта суматоха – поскорее закончились. Доскакав до Храма вечного огня на своей лошади, Лютик крикнул, что ему «Придётся бросить лошадь, потому как до храма уже недалеко»


Да и подобраться туда можно было дальше уже только на своих двоих. Цири уже не обращала внимания на его реплики, потому что перед самыми воротами, ведущими к площади возле Храма, её встретили скопления солдат и бандитов, с которыми ей также пришлось разбираться силовым методом. После того как все они полегли от её меча, она рванула под арку и открыла дверь на храмовую площадь. Впереди были люди, а Цири, будто-бы не замечая их, мчалась всё дальше и дальше, к самому храму, расталкивая всех кто попадался ей на пути и сбив при этом Натаниэля Пастоди. Но бежала она конечно же не в одиночку, вслед за ней спешил Лютик на своих двоих, сильно уступая ей в скорости. После того как они прорвались сквозь толпу, позади них послышались крики бандитов Младшего, всё ещё не желавших сдавать свою наживу храмовникам: «На площадь рванули! За Ними!»



А после того как Цири обернулась глянуть, что там происходит сзади – то её глазам предстала весьма комичная картина. Глава морга и бывший палач лежавший на каменистом полу и двое обескураженных людей Младшего подле него. «Будто бы для того чтобы поднять его с пола не хватило бы и одного» - смеясь подумала про себя девушка. Но крики «Стража! Стража!» перебили её мысли и бандиты Младшего поспешили изловить Цириллу на подступах к Храму. У самых ступеней ведущих в твердыню Вечного Огня - Цири вновь пришлось принять бой, обнажив свой меч. А после она скомандовала барду зайти ей за спину, чтобы не мешать схватке с бандитами. Времени на точное объяснение координат посыла у неё не было, так что она воспользовалась ставшим для неё привычным - жестом руки и словом «Лютик!».



Обернувшись, она уже видела, как трое разбойников в масках накидываются на неё с обнажёнными клинками, желая её порубить на куски, но Цири была намного ловчее их и обладала искусными навыками фехтования. Сперва она парировала удар налетевшего на неё первого разбойника, а затем и вовсе выбила у него меч из рук, воспользовавшись ударом с локтя.



После этого зашла ему же за спину, обхватила его лицо левой рукой и перерезала горло по всей длине лезвия своего клинка. Бандит упал замертво, не сумев вымолвить ни слова. Другие двое не растерялись и накинулись на Цириллу, надеясь на то, что им удастся её упокоить – но ей удалось отбить их удары своим ведьмачьим мечём и после этого продолжить бой. Однако удар одного из наёмников был такой силы что выбил меч из рук у Цири. Ведьмачий клинок отлетел в сторону, а Цири хотела было схватить ножны и треснуть ими по голове одного из обидчиков, да второй амбал отвесил её пощёчину по лицу, да такую что она не устояла на ногах и упала. Но не растерявшись при этом кувыркнулась на плацу и снова поднялась на ноги. Когда тот самый амбал снова налетел на неё она уже прибегла к рукопашке – сперва уклонилась от удара его клинка, а затем врезала со всей дури локтём в живот, да так, что бедолага аж всхлипнул от неожиданности. После этого ей удалось отнять у него его же меч и рассечь ему тело поперёк кишок. А подоспевший на место покойника третий верзила со взмахом на рубящий удар получил клинком Цириллы прямой колящий удар в живот, промеж пупка. Удар был такой силы что у бандита хрустнул позвоночник и он, не устояв на ногах, упал замертво. Цири же совсем обессилив от такой яростной схватки слетела на пол и упала на колени, надеясь хотя бы немножечко перевести дыхание. В этот момент – удиравший со всех ног Лютик услышал что схватка на мечах прекратилась и, решив что Цири ранена, оглянулся чтобы посмотреть, что происходит позади. «Цири…» сказал он про себя едва слышно и поняв что должен вернуться и помочь ей – побежал что было сил обратно на площадь. По пути Бард приметил целящегося в Цириллу одного из Реданских арбалетчиков и дабы предотвратить гибель своей подопечной – он понесся со всех ног в надежде закрыть бедняжку своим бренным тельцем. Спуская по лестнице он даже прыгнул в надежде предотвратить её ранение.



К несчастью арбалет был в руках мастера и спустя считанные минуты, несмотря на вмешательство трубадура, бронебойный болт слетел с арбалета и достиг своей цели - пронзив тело ведьмачки поперёк груди, прежде, чем она смогла перенестись на Скеллиге. И болт, и Цирилла исчезли в тот же миг с Храмового острова, да и вообще из Новиграда, потому как Цири вновь воспользовалась силой своей крови, решив что только так сможет избежать гибели.



Что ж до барда, то не успел он подняться на ноги, после падения на пустое место, где минутами ранее была Цири, как его со всех сторон окружила толпа элитных стрелков Радовида, решивших взять его под арест. Бард от негодования смог только выкрикнуть слово «Зараза!» и поднять руки в верх, показывая тем самым, что принимает свою участь и добровольно сдаётся в руки Храмовой стражи. А Натаниэль Пастоди – удовлетворённый тем, что его засада удалась, хоть и не совсем так, как планировалось крикнул «Арестовать!» и после этого барда и главного организатора «Ограбления Века» препроводили в темницу на Храмовом острове.



На этом заканчиваются Новиградские приключения Цириллы Фионы Элен Рианнон, а о том, что в действительности происходило на Скеллиге и куда же на самом деле перенеслась Цири - вы узнаете уже в следующих главах. Что касается ведьмака Геральта, то спустя две недели после описанных выше событий он нагрянул в Новиград, отыскал реальных виновников похищения сокровищ и даже сумел вернуть Сиги Ройвену часть казны. Что до сведений о Цири, то добыть их Геральту пришлось с огромным трудом и не без помощи старых друзей и знакомых.

После всего того, что произошло - ему приходилось допрашивать Ублюдка Младшего и даже рисковать своей жизнью в очередной раз выручая Лютика из беды, драться с самим Калебом Менге и спалить его казармы к чертям с помощью очаровательной Трисс Меригольд… в общем у ведьмака было полно забот в Новиграде и всё что ему удалось отыскать в кач-ве свидетельства того что Цири действительно была прямо здесь, в этом городе – это её Филактерий, тот самый, который она выкрала на Скеллиге у Эредина, когда тот выронил его из рук. С виду непонятный и сложный магический артефакт, в будущем должен был сыграть огромную роль в снятии проклятья с эльфского чародея по имени Авалакх. И кто знает как сложилась бы судьба наших героев, не найди Геральт эту маленькую волшебную коробочку у Младшего… Но не стоит слишком сурово судить барда, обвиняя его во всех смертных грехах. Поверьте, если бы не его прозорливость – ведьмак так и не узнал бы слова проклятья, которые повторяла Цири на языке старшей речи, чтобы не забыть. Ведь именно Лютику в отсутствие ведьмачьки удалось пересказать их в точности своему старому приятелю. И хотя толку от этих слов было мало, Ида Эмеан – чародейка из Доль Блатанны сумела по ним определить характер наложенного заклятья, что могло в кой-то мере помочь Йеннифэр в Каэр-Морхене при расколдовке «умы». Но об этом позднее.

Следующая глава (18.1): "В затишье после бури"


Материал оказался полезным? — поделитесь!

- Вам будет интересно -


  1. VK-комментарии
  2. Комментарии сайта (0)
Нет комментариев
avatar