Категория: Обзоры Автор: artem_rohimov 01.08.2016 Просмотры: 770
Глава 18.1: "В затишье после бури" - История Цириллы
03:21

Глава 18.1: "В затишье после бури" - История Цириллы


Предыдущая глава (17.2): "Визит к Младшему"

Дальнейшее описание произошедшего с Цири основано на проведении моего собственного расследования всех событий, главным ключём в которых была сама ведьмачка. Оно принесло грандиозные результаты и вскрыло новые интересные факты - однако некоторые моменты так и остались спорными и потому я не берусь утверждать, что всё именно так и было на самом деле, ведь я рядом не стоял и свечку не держал. О том что в действительности происходило с Цири после Храмового острова я, как и вы, могу лишь догадываться, полагаясь на свой жизненный опыт и знания, полученные во время пребывания Геральта на Ард-Скеллиге. В любом случае, данная глава обещает быть интересной, ведь изложенные здесь факты впервые были сложены в кучу и рассмотрены в таком контексте. До меня этим никто не замарачивался и так подробно это не изучал никто.

Прежде всего я отталкивался от следов и подсказок оставленных эльфским чародеем Авалакхом в заброшенных эльфских руинах в Велене. Сопоставив их с фактами полученными на Хиндарсфьялле от Скъяля (видеоролик появления Цириллы и Авалакха на побережье), а также с рядом других зацепок – я выстроил полную картинку произошедшего.

Итак, как вы помните ранее, до побега из Новиграда и спасения Дуду - Цири была в Веленском убежище Авалакха. Когда именно она там была установить сложно, но абсолютно точно эта мысль (перенестись к чародею в эльфские руины) пришла ей в голову тогда, когда она уже была в Новиграде и, скорее всего, после неудачных поисков Трисс (!). Цири, поняв что с чародейкой ей встретится не получится – переносится в Веленское убежище знающего, чтобы попытаться там с ним встретится. К сожалению, на месте она его не обнаружила, нашла только записки о проклятье (вследствие чего запомнила слова проклятья и в дальнейшем повторяла их в Новиграде в присутствии Лютика, чтобы не забыть). Также, из записок эльфа, она узнала, что для снятия наложенного на её друга проклятия – необходим рабочий филактерий. Вот этот самый момент и сыграл роль в её решении найти того (в данном случае Лютика), кто мог бы помочь ей найти чародея, способного починить этот магический артефакт. Который, кстати говоря, был в руках ведьмачки ещё со Скеллиге.



Помимо этого, Цири, в тех же руинах, также видела морфо-проекцию, оставленную Авалакхом в его веленском убежище (ту самую) в которой говорится: «Постарайся добраться туда – где мы в последний раз были вместе» - это намёк не на уничтоженную катаклизмом рощу, а на лабораторию Авалакха на Скеллиге. Именно там они оказались впервые, вернувшись из неизвестного индустриального мира (о котором Цири упомянала на о. Туманов) в мир Ведьмака, и произошло это до того, как они переместились в Рощу на Ард Скеллиг. (данное местоположение установлено по квесту Дитя Старшей Крови со слов самой Цири) Т.е., как вы помните - Авалакху нужно было что-то забрать из своей лаборатории, однако первый раз знающий её не пустил, да и вообще судя по словам Цири – вёл себя странно. Просто оставил её на входе, дожидаться его у закрытых дверей. А уж после неудавшегося ограбления Дийкстры (читайте цикл «Ограбление Века») в Новиграде -  Лютик с Цириллой сперва направились к Ублюдку Младшему, дабы вызволить из плена своего друга, допплера Дуду. После того, как Цири отвесила Младшему не малых люлей (о чём вы читали в предыдущей главе), ей удалось освободить своего товарища и далее Лютик и Цири уже бежали вдвоём на храмовый остров. Битва у Храма была настолько жаркой, что Цири обессилила и решила избежать ранения из арбалета - телепортировавшись на Скеллиге. А Лютик сдался стражникам после побега Цириллы, перед этим попытавшись её спасти, но так и не сумев этого сделать.

Вы верно думаете что дальше речь пойдёт про Хиндарсфьялль, нет ребятки, не сразу, перед тем, как туда перенестись, Цири выбрала в качестве пункта своего назначения вовсе не побережье Хиндара, как она будет утверждать на Острове Туманов. На самом деле она телепортировалась в лабораторию Авалакха на одном из крохотных островков Скеллиге. Как они и условились в Веленском убежище знающего (см морфопроекцию оставленную эльфом в его кабинете выше). Почему туда? – потому что ей требовалась помощь и перевязка, а единственный на кого она могла рассчитывать на тот момент это сам Авалакх. Она знала что он мог быть там, потому что в Веленских руинах уже была и его там не застала. К тому же обессилившая от кровопотери в результате полученного колотого ранения болтом - она просто не могла помнить о том, как в действительности происходило её перемещение на Хиндарсфьялль, мысли в её голове путались, а на острове Туманов она сочинила для Геральта собственную версию произошедшего после храмового острова, т.к. надеялась, что таким образом ей удастся скрыть факт её тайных чувств к Авалакху, которые имели место быть с самого начала.

А теперь рассмотрим в подробностях всё так, как было на самом деле:

После ранения на Храмовом Острове, Цирилла, как и было условлено в морфопроекции Веленского убежища – телепортировалась к знающему, ко входу в лабораторию на Скеллиге. Авалакх, почувствовав её перемещение и сумел найти тяжело-раненную Цири у самого входа в покои своей лаборатории. Цири успевает сказать ему лишь несколько слов, прежде чем теряет сознание.



Видя всю плачевность её состояния – он не мешкая подымает её на руки и несёт прямо так, с окровавленной грудью до кушетки. Там он вынимает болт из раны при помощи хирургических щипцов, а после успевает наспех наложить ей перевязку (позднее на ролике в Лофотене видно, что несёт он её уже перевязанную, т.к. кровотечения нет), и пользуясь случаем, собирает для себя в склянку образец её старшей крови (коей вытекло из раны не мало) для его личных исследований.



Неизвестно заметила ли это Цири, пребывая в полу-бессознательном состоянии, скорее всего нет. Так или иначе вслед за этим, Цири в какой-то момент снова пришла в себя и, находясь в бреду, бормотала что-то про Хиндарсфьялль и про то, как проводила там время с Хъялмаром. Эльфский знающий, смекнув что у неё там должны быть те, кто о ней позаботится, обнимает её и, пользуясь её воспоминаниями, открывает для них обоих портал на Хиндарсфьялль - магический след от которого мы можем наблюдать в видеоролике «Затишья перед бурей» (см. скрин)



Само перемещение, как я уже сказал, происходило следующим образом - Авалакх, вняв словам девушки, обнимает её (Как Йен Геральта в логове Мышовура) – а поскольку та была всё ещё в сознании на тот момент, то сумела погрузится в воспоминания, представив себя плавающей на побережье вместе с Хъялмаром. Именно это воспоминание позволило эльфу перенести их обоих в указанное место. Как я уже сказал, похожий случай происходил в Каэр-Трольде, в логове Мышовура, когда чародейка Йен при помощи Геральта перенесла их обоих из ядовитой ловушки (оставленной друидом для тех, кто покусится на маску Уробороса) в безопасное место – свои покои в прибрежной деревушке.



Правда, в случае с порталом Авалакха возникли проблемы, поскольку Цири на момент представления своих воспоминаний была в бреду (у неё наверняка был жар после тяжелого ранения), скорее всего из за этого портал чародея открылся криво, а, точнее говоря, не совсем так, как надо – высоко в воздухе и над заводью Хиндара, а не прямо на побережье.

В момент телепортации, девушка вылетела через портал и первой упала в воду, а затем окончательно потеряла сознание. Беспорядочная траектория её падения говорит о том, что она действительно до этого могла находится в положении лёжа, на твёрдой поверхности. Авалакх же, судя по всему, вылетел из открывшегося портала ногами вниз, т.е. упорядоченно, в следствие чего можно предположить, что в своей лаборатории он стоял на твёрдой поверхности и, по отношению к ней, мог находится в полусогнутом состоянии, ну когда обнимал. Так или иначе - его удачное вертикальное приземление позволило ему быстро сориентироваться в воде, доплыть до Цири и выловить её, прежде чем ту затянуло на глубину.



После этого он оттащил её тельце на мелкводье, а затем, встав на ноги, снова поднял её на руки и понёс к стоявшему у побережья рыбаку, надеясь на то, что тот поможет её подопечной. Естественно перед этим Скъялль обернулся от шума и всплесков воды, а после увидел уже идущего эльфа с бессознательной Цириллой на руках и кивнул ему в ответ на просьбу о помощи. Кстати, в пользу версии с открытием портала «эльфом» говорит также тот факт, что Цирилла в дальнейшем долгое время (!) излечивалась при помощи Скъялля, за всё то время - могло пройти около 3-ёх дней минимум и если бы Цирилла действительно сама перепрыгнула с Храмового острова на Хиндарсфьялль (воспользовавшись силой крови – «порталы то она открывать не умеет, не чародейка же») - их бы взяла Дикая Охота ещё на следующее утро (отследив след её гипер-прыжка). А так, благодаря эльфу – у неё было достаточно времени, чтобы поправится и прийти в себя и даже в баньку сходить.



Однако, рискну предположить, что, к сожалению, их трогательная встреча в лаборатории не прошла незамеченной, о том, что Цири и Авалакх отправились на Хиндарсфьялль – могла доложить дикой охоте - любовница знающего (второй раз слив информацию завалившемуся в покои эльфа - Эредину из ревности, то ли из ненависти к Цири.) Вот почему всадники в конце концов оказались в Лофотене. Т.е. на самом деле у Цири могло бы быть в 10 раз больше времени чтобы покинуть Хиндарсфьялль и уплыть на остров туманов, но очевидно, что очередное предательство эльфки из Тир-на-Лиа напрочь исключило это возможность. Как они на неё вышли? По следу гипер-прыжка Цири. Навигаторы Дикой Охоты могли выйти на эту эльфку снова точно также, как и в прошлый раз, о чем было написано во второй главе истории Цириллы. (Но до той поры у них ещё было много времени). Так что опустим смакование этих мелких подробностей и вернёмся к ведьмачке на Хиндаре.

Вслед за тем, как Авалакх отнёс Цириллу в деревушку Лофотен на хату Скъялля, он попытался с ней заговорить. Сперва он спросил слышит ли она его, т.к. предполагал, что та все ещё находится в коме после того, как он в своей лаборатории изъял из её груди арбалетный болт, а затем перевязал и организовал такое «экстримальное» перемещение на Хиндар.

Цири, бывшая в сознании, но всё ещё не имевшая сил полностью прийти в себя, сумела ему ответить и сказать, что «слышу…»
Получив утвердительный ответ на свой вопрос, Авалакх сказал ведьмачке, что вынужден её на данный момент покинуть. Предположительно за то время, что его не было рядом с ней - он разыскивал и нанимал у рыбаков лодку в соседней деревушке, в той самой наверное, в которой, кстати говоря, Йеннифэр нанимала лодку для Геральта, чтобы сплавать с ним за Джином. Вероятнее всего, всё свое свободное время (которого судя по всему у него было немало) он тратил на поиски лекарства от наложенного на него самого проклятья, для этих целей он мог обратиться к служительницам культа Фрейи, находившимся на том же острове.



Так или иначе, после того, как ведьмачка окончательно встала на ноги (не без помощи своего нового ухажера-Скъялля), спастись от Дикой Охоты в дальнейшем помог ей именно он. Но до той поры, ему приходилось неотрывно приглядывать за ней, делать ей перевязки, для которых ясное дело приходилось раздевать ведьмачку до торса. Тут на самом деле ничего смешного нет, в противном случае, если бы перевязки не сменялись, дело могло бы обернуться гангреной - заражением раны и дальнейшими осложнениями её самочувствия. Разбираясь немного в медицине и технике оказания первой помощи - укажу тут также, что человеку с серьёзной колотой раной требуются ежедневные смены бинтов (!), в идеале 2 раза в день - это связано с тем, что человек в течении дня, лёжа в тёплом помещении в одной и той же позе по долгу – начинает потеть, а пот как известно способствует отшелушиванию грязи с кожи, что опять же может приводить к заражению раны. А если учесть, что Скъялль упоминает в разговоре с Цири минимум одну перевязку, то всего-навсего у ведьмачки могло уйти около двух дней, чтобы окончательно восстановится и прийти в сознание… Да, кстати, Скъяль не только ухаживал за ведьмачкой, но ещё и переодел её в эти чудесные чёрные брючки, скорее всего принадлежавшие его сестре – это так предположение, сильно сомневаюсь, что он стал бы надевать ей своё шмотьё, у них ведь очень разные размеры талии…)



Итак, Цири, спустя какое-то время, наконец-то приходит в себя, первой фразой которую скажет ей Скъяль, удивлённый её возвращением в мир живых, будет: «О, проснулась… Я уж думал что…»

«Где я и кто ты такой?» - спросила она его в ответ, выражая всем своим лицом негодование и удивление от увиденного перед собой незнакомца и антуража вокруг.



«Спокойно, ты в Лофотене - на Хиндарсфьялле, а меня зовут Скъялль.» – ответил он ей, опёршись правой рукой на колено и выражая всем своим видом полное спокойствие на лице.

Тут Цири совсем ошарашилась от таких его слов и начала подбирать подходящие предлоги, чтобы расспросить его о том, как её сюда вообще занесло в эту глушь.

Стараясь показать себя с лучше стороны, Скъялль немного приврал? сказав что: «Мы (он и Авалакх) выловили тебя из моря. Я и этот твой… друг.»

Тогда ведьмачка спросила его «А где он? Этот мой… друг?»



«Ушёл недавно» - сказал Скъяль, указывая рукой примерно в том самом направлении, куда вела дорога из деревни к скале Утопленников и прибавил – «Сказал что найдёт лодку…»

Стараясь разузнать как можно больше о таинственном эльфе, принесшем в деревню пепельноволосую красотку в бессознательном состоянии, Скъялль не удержался и спросил её: «А почему он в маске. У него что-то с лицом?»

«Нет, он просто не любит его показывать» - отрезала Цири, прекрасно зная, что лицо эльфа уже тогда было покрыто бородавками, которые свидетельствовали о скором его превращении в маленькое уродливое чудовище, которого позднее нарекли «Умой».



Немного позднее Цири также спросила у островитянина с Хиндара: «И сколько я так пролежала?»

«Без малого день» - ответил он и прибавил - «Принесли то мы тебя прошлым утром, а сейчас вот уже дело к вечеру идёт».

«Холера… долго…» - возразила Цири.

«Видно столько тебе нужно было, чтоб прийти в себя.» - подметил Скъялль и продолжил: «Многое тебе пришлось пережить, ты вся в свежих шрамах…»



«Эй! Ты меня раздел?!» - негодующе возмутилась Цири.

«А что мне было делать?! Ты вымокла, и я хотел проверить, может, тебя перевязать надо…» - оправдывался Скъялль снова врубая невозмутимую гримасу.

«Ага, и намазать груди тюленьим салом…» - сострила Цири, подняв указательный палец к верху в сторону островитянина, явно давая понять, что эта часть его забот вокруг неё была излишней.

Тут невозмутимость Скъялля дала трещину и бедняга запинаясь стал отваживая от себя подозрения и перекидывая всё на сестру и на мать: «Нет, нет… Этом уже моя мама или сестра. Я… я бы не посмел… клянусь честью…» - говорил Скъялль и звучало это далеко не убедительно.



«Ладно, ладно. Верю на слово» - именно этими словами ведьмачка решила завершить душевные терзания островитянина.

Продолжение в следующей части… оно также будет дополнено подробным описанием путешествия Цириллы Рианнон на Остров Туманов и наложением усыпляющего заклятья.


Материал оказался полезным? — поделитесь!

- Вам будет интересно -


  1. VK-комментарии
  2. Комментарии сайта (0)
Нет комментариев
avatar